Уроки августа 2021 — Опыт студента

Одно из самых первых утверждений, с которыми я столкнулся когда начал читать литературу о Четвертом Пути, заключалось в том, что наше повседневное поведение определяется инстинктивным и двигательным центрами, а не интеллектуальным или эмоциональным центрами. Я понимал инстинктивный мотив, но не мог понять как двигательный центр диктует мое поведение. Это понимание стало приходить лишь пару недель назад, когда я начал делать упражнение по наблюдению разницы между ощущениями и эмоциями.

Первые дни упражнение давалось очень тяжело. Я обнаружил, что помимо тактильных ощущений, таких как прикосновение руки или одежды, я практически не мог отличить ощущения от эмоций по отношению к внутренним переживаниям. Все смешалось в одном неразличимом переживании. Единственное различие, которое я мог уловить, это неуверенные мысли о том, что, может быть, это ощущение или эмоция, но я не мог определить наверняка.

После нескольких дней упорных попыток я начал понемногу различать их и понял, насколько верным было вышеупомянутое утверждение.

Большинство моих повседневных автоматических решений и действий продиктованы, в большей степени, желанием почувствовать ощущение. Я постоянно просматриваю социальные сети, веду праздные разговоры, смотрю развлекательные видеоролики, сериалы или фильмы, потому что они вызывают приятные ощущения в моем теле, а не потому, что стимулируют мой эмоциональный или интеллектуальный центр. Было шокирующим осознавать, как слабо задействован мой эмоциональный центр. Если раньше я думал, что определенное впечатление стимулирует эмоции, постепенно становилось все яснее и яснее, что эти впечатления в основном стимулируют ощущения.

Ощущения и эмоции отличаются по «вкусу». Ощущения всегда стремятся удовлетворить себя здесь и сейчас, получая удовольствие, предлагаемое в данную секунду, а не более глубокий опыт, который можно было бы получить позже. С другой стороны, эмоции стремятся установить связь с чем-то более значимым и, в свою очередь, требуют больших усилий для стимулирования. Ощущение будет отчаянно жаждать удовольствия, которое оно ищет, и устремится к следующему стимулу, как только получит желаемое. Ощущение не заботится о последствиях своего удовлетворения. Эмоции же касаются чего-то более глубокого, чего-то, что требует больше времени, но может оставаться с нами час, день, несколько дней, делая нас более восприимчивыми к значимым переживаниям.

Понимание этой разницы во вкусе необходимо для того, чтобы иметь возможность ощутить более глубокий смысл не только работы, которую мы делаем, но и самих себя в мире, который кажется совершенно бессмысленным.

Органическое тело подчиняется своим законам. Оно хочет лишь удовлетворить свои потребности — еда, сон, секс. Оно больше ничего не знает… Его нужно воспринимать как животное. Его нужно воспринимать как что-то чужое. Его нужно подчинять, тренировать и заставлять подчиняться, вместо того чтобы подчиняться ему.
Гурджиев