В Поисках Чудесного

Ранние лекции Гурджиева пересказанные Успенским

Гурджиев излагал идеи понемногу, как бы оберегая, охраняя их от нас. Касаясь впервые каких-нибудь новых тем, он предлагал лишь общие положения, часто утаивая самое существенное… В следующий раз, подходя к тому же предмету, он давал больше…Но в некоторых случаях невозможно избежать повторений и первоначальное изложение идей системы в том виде, в каком их дал Гурджиев, на мой взгляд, представляет большой интерес.
Пётр Успенский

В Поисках Чудесного – Выбор названия книги

В Поисках Чудесного – книга, автором которой является Петр Демьянович Успенский, считается наиболее полным и систематическим изложением учений Георгия Ивановича Гурджиева. С 1915 по 1918 год Успенский делал записи лекций Гурджиева, а самый старый из известных черновиков книги, составленный из этих заметок, датируется 1925 годом. Успенский никогда не был полностью удовлетворен названием В Поисках Чудесного. Первоначально он намеревался опубликовать книгу под названием Фрагменты Неизвестного Учения (с таким названием она встречается в большинстве других языков). Но поскольку еще одна книга с похожим названием уже появилась незадолго до этого, пришлось выбрать другое название. Окончательное название, вероятно, былo выбрано под влиянием вступительного абзаца книги, где автор объясняет, что “в начале моего путешествия я сказал, что собираюсь “искать чудесное”.

Успенский в целом очень осторожно относился к публикации. Он был не уверен, стоит ли учения, представленные в В Поисках Чудесного, оставить скрытыми, защищенными от искажений, чтобы впоследствии нельзя было цитировать их вне контекста. Сама книга старается представить учение в том контексте, в котором оно произошло: русская революция и начало Первой Мировой войны. Растущий социально-политический хаос того времени подчеркивает многие фундаментальные идеи, на которые указывает Гурджиев, такие как полная механичность людей, их неспособность делать и порабощённость планетарными влияниями. Успенский оставил решение о том, публиковать или нет В Поисках Чудесного за самим Гурджиевым, и после смерти Успенского его жена доставила рукопись Гурджиеву, который, очевидно, был положительно впечатлен и одобрил публикацию.

Успенский сказал, что сила Гурджиева заключается в использовании устного слова. Он назвал его лучшим лектором, которого он когда-либо слышал, способным донести до аудитории, большой или маленькой, ощущение реальности и актуальность раскрываемой темы таким образом, что даже самый талантливый профессиональный лектор не мог бы с ним соперничать. С другой стороны, Успенский не очень хорошо отзывался о манере письма Гурджиева и сказал, что когда дело доходит до печатного слова, то он может выражать идеи Гурджиева намного лучше, чем сам Гурджиев.
Джон Г. Беннетт

В Поисках Чудесного – Место действия

“Мне казалось, что путь к неизведанному можно найти на Востоке”, – объясняет Успенский в начале В Поисках Чудесного. Между 1913 и 1914 годами Успенский посещает Египет, Цейлон (современная Шри-Ланка) и Индию. Начало Первой Мировой войны вынуждает его вернуться в Россию, где весной 1915 года он встречает Гурджиева. Он понимает, что этот человек обладает знаниями, которые он надеялся найти в своем путешествии на восток. На тот момент Гурджиев читает лекции в кафе и, по всей видимости, передвигается между Москвой и Санкт-Петербургом. Это основные места действий книги В Поисках Чудесного. Только к концу книги резко ухудшающиеся условия в России заставляют их уйти на восток (вместе со многими другими). В конце книги Успенский поселяется в Лондоне, а Гурджиев направляется во Францию.

Успенский на Цейлоне (современная Шри-Ланка)

Общий обзор содержания

Многие идеи, описанные в книге В Поисках Чудесного, включают в себя философию, космологию, психологию, мифологию, символизм и религию. Гурджиев часто начинает лекции, опираясь на древний источник и извлекая из него психологические выводы. Выводы могли быть либо на практическом уровне, который учит студентов как работать над собой, либо на теоретическом уровне, который позволяет им формировать более объективное понимание себя и своего места в мире. По мере того, как Успенский все ближе и ближе знакомится с Гурджиевым и его методами, выясняется, что Гурджиев много путешествовал по всему востоку и провел много времени, собирая скрытые знания, которые, по-видимому, были более доступны поколению до начала Первой Мировой войны. Излагая эти древние идеи, Гурджиев добавляет недостающее звено их практического применения. В ходе этой книги Успенский понимает, что этим звеном является усилие самовоспоминания, намеренное усилие человека сознавать себя. Постепенно все другие идеи системы начинают вращаться вокруг этого центрального усилия, как спицы в колесе.

Таким образом, лекции представленные в книге В Поисках Чудесного неотделимы от опыта их практического применения студентами. Успенский периодически делится своим собственным опытом, например, о попытках вспоминать себя, прогуливаясь от Литейному по направлению к Невскому в Санкт-Петербурге. Кульминация происходит в главе 17, в которой будучи в Ессентуках, городе на западе России, он испытывает длительное и необычное состояние сознания, которое меняет его понимание всего учения, понимание себя и закладывает основу для последующего расставания с Гурджиевым.

В Поисках Чудесного – Окончание

Успенский на Цейлоне (современная Шри-Ланка)

На той же встрече в Ессентуках Гурджиев раскрывает план всей работы небольшой группе студентов. Затем он объявляет о своем решении распустить всю группу и прекратить работу. Доверие Успенского к Гурджиеву начинает ослабевать с этого момента. Когда Гурджиев в очередной раз передумал и снова собрал всех через несколько месяцев, Успенский замечает изменения в направлении работы Гурджиева и осознает, что не может оставаться учеником Гурджиева.

“Когда я встретил Гурджиева, я начал работать с ним, основываясь на определенных принципах, которые я мог понять и принять», – объясняет Успенский на гораздо более поздней встрече в 1937 году. «Гурджиев сказал: “Прежде всего, вы не должны ничему верить, и во-вторых, вы не должны делать того, чего не понимаете.” Я принял его из-за этих принципов. Затем, через два или три года, я увидел, что он идет вразрез с этими принципами. Он требовал от людей принять то, во что они не верили, и делать то, чего они не понимали. Почему это произошло, я не могу предложить никакой версии.”

Другие авторы Четвертого Пути о В Поисках Чудесного

Когда Успенский был послан Гурджиевым в Англию, чтобы начать преподавание, он поручил Успенскому изложить свое учение в письменной форме, и в начальных главах книги «В Поисках Чудесного», относящихся к раннему этапу работы в Англии, Успенский дал очень хорошее представление о Гурджиеве, о том, как он его встретил и чему у него научился.

Морис Николл

Насколько я понимаю, «система», от которой, по словам Успенского, он отказался на последнем этапе своей жизни, была системой, разработанной в «В Поисках Чудесного», или, точнее, языком и манерой представления, внешней формой этой системы, которая должна была быть отброшена. Законы и принципы, указанные в ней, не могут быть отброшены, потому что они являются законами самой вселенной.

Родни Коллин

К счастью, Успенский записал и впоследствии опубликовал большую часть того, чему Гурджиев учил в течение четырёх лет их общения. Я считаю, что этот материал, которым Успенский пользовался во время преподавания в период с 1922 по 1940 годы, когда у него были свои группы в Лондоне, представляет собой наиболее ценный свод идей и методов, с которым я столкнулся за пятьдесят лет поисков.

Джон Г. Беннетт

Узнайте больше о BePeriod

Всемирное сообщество, посвященное самовоспоминанию и самонаблюдению путем пересмотра древних школ с перспективы четвертого пути.

Посетите нашу Школу